Ованес Погосян открывает новый ресторан Le’o в Вене. Ованес Погосян: «Для того, чтобы делать добро, не нужно быть богатым! Ованес погосян биография

0
106

Ованес Погосян, маркетолог, стартапер, ресторатор. Совладелец популярных в Москве ресторанов и ресторана LE`o в Вене. Ованес — создатель первой благотворительной социальной сети mainpeople.com и первого в Москве некурящего бара Белка.

Ованес привет, рада возможности пообщаться. У меня очень много вопросов, из разных областей. Но давай начнем с рассказа о тебе. Ты маркетолог, креативщик, стартапер, декоратор и немного ресторатор, и как было написано в одном известном издании — специалист широкого светского профиля. Как бы
ты сам представился, Ованес?

Ну, с этой точки зрения, в своем восприятии я художник. Но если говорить о каких-то обычных понятиях, то я предприниматель.

Т.е. в тебе сильнее творческое начало, тебе хочется творить…

Да, творить, создавать, менять, но если мы говорим про коммерческие проекты — всегда хотелось, чтобы то, что ты делаешь, приносило бы деньги, ведь это составляющая успеха.

Ты знаешь, недавно была в Мюнхене, и мне посчастливилось взять интервью у Чарльза Шуманна, одного из лучших в мире барменов. И на вопрос с чего начинается бар, он сказал: с людей, с посетителей. А с чего начинается ресторан? И почему ты стал открывать именно рестораны?

Я получаю удовольствие от создания и трансформации пространства. Прихожу, вижу пространство и как в детской игре Lego, мне сразу хочется его перебрать и собрать что-то новое. Сейчас это уже мой взрослый конструктор. И та Божья искра, которая есть в нас, дает такое колоссальное удовольствие для создания чего-то нового, что на это подсаживаешься. Но при этом мне не интересно «собирать» просто, чтобы оно было. А ресторан дает возможность еще и зарабатывать в этом пространстве какие-то деньги и давать возможность работать людям. Точно также это может быть кинотеатр, магазин или что-то еще, где можно проводить время, свой досуг.

Я читала в одном из твоих интервью, что ты планировал открыть кинотеатр.

Я уже открыл, правда небольшой, теперь мечтаю о большом. На одной из наших площадок есть ангар, который я планирую превратить в кинотеатр. И уже в этом сезоне он появится как некое пространство для проведения мероприятий, концертов. Полноценным кинотеатром, надеюсь, он станет к лету следующего года.

Давай поговорим о Ереване. Ты родился и вырос там, но приехал поступать в институт уже в Москву. Недавно читала об Арно Бабаджаняне, он ведь большую часть своей жизни провел в Москве, но всегда говорил следующую фразу: Я живу в Ереване, а в Москве проживаю.

Можно ли тоже самое сказать о тебе? И что для тебя значит Ереван?

Нет, я бы не стал так говорить. Я живу в Москве и люблю её не меньше Еревана, где прошло мое детство. Мне очень горько и обидно за то, что стало сегодня с моим родным городом. Страшно и стыдно. То, во что его превратили, это засилье безвкусицы. Это полная деградация. Как можно было превратить все сады и парки города в кафе и рестораны. Одно на другом. А по Северному проспекту я бы вообще прошелся бульдозером. Ереван стал похож на Сочи после развала СССР. Как можно было допустить это, при таком количестве талантливых людей со вкусом?

Часто бываешь в Ереване?

Раз или два в год. Поехал на Севан недавно, повез друзей. Мне было стыдно, каждый пляж, на который мы заезжали, оказывался грязным. И опять эти кафе. Понимаю, что, скорее всего народ довели до того, что это стало единственным способом заработка. Людям нужно пытаться сделать хоть что-то, чтобы как-то прожить.

Хочешь что-то изменить?

Я не вижу, что могу или даже хочу изменить что-то сегодня. Не вижу каким образом могу на что-то повлиять. Это надо идти «войной», а война не мой путь. У меня есть мечта, хочу построить в Армении новый город. Условный Нью-Ереван. Для этого, безусловно, нужна финансовая свобода определенного уровня, к которой я двигаюсь. У меня есть наверное, такая внутренняя миссия.

А это и есть «война», каждодневная, тяжелая, но пока что бесперспективная. И знаешь, я тоже много лет подряд приезжала и жаловалась, критиковала. Потом как-то устала от этой ситуации. И для себя решила или я больше не езжу, или начинаю менять то, что мне не нравится. Это безумно тяжело. Но другого пути нет.

А если поговорим о вкусном? Есть заведения, которые ты любишь посещать и уже сквозь призму своего опыта можешь оценить их положительно?

Если честно, то может в Ереване я общаюсь не с теми людьми, но хороших и классных мест очень мало. Сейчас даже и не вспомню. Просто, мне не хочеться какой-то новомодной еды, когда я приезжаю. Этого я по миру насмотрелся. Хотелось бы нормальной и родной кухни.

При этом большинство армян страдают избыточным весом, не занимаются спортом. Я бегаю, и когда бываю в Ереване тоже. Я вижу лица людей, которые на меня смотрят. Чувствую себя обезьяной в зоопарке. А еще все курят и думают, что это нормально. Как можно курить? Это лоховство! Во всем мире тех, кто курит, давно считают больными, которых нужно пожалеть. А у нас если ты не куришь, то уже все твое окружение начинает на тебя смотреть как на предателя. Человеку, который не пьет и не курит в Ереване, сложно выжить! Надо иметь очень сильный внутренний стержень, чтобы не обращать внимания на нападки и приколы окружающих!

Ну, кое-что, все-таки меняется. Ты слышал про первый международный полумарафон, который пройдет в октябре? Очень многие увлеклись бегом.

Да, я где-то читал об этом. Ну да, возможно есть какие-то положительные тенденции, может мне в этот приезд не очень повезло. Мир ведь уже начал меняться в этом направлении. Да мы древняя нация, талантливая, все это есть…далеко спрятанное в генах. Но должен же кто-то начать вводить новизну. И еще я думаю, мы сами виноваты, мы же все бросили и уехали. Мы просто сдали наш город!

Да, полностью согласна…мы сами виноваты. Но давай вернемся в твое детство, в тот Ереван. Какая твоя самая вкусная ассоциация из детства?

Я безумно люблю сладкое. Моя бабушка пекла торты на заказ и очень хорошо это делала. Я по ним с ума сходил. И мама пекла очень вкусно. И еще мороженое. До сих пор приезжаю в Ереван и обязательно покупаю шоколадное мороженое и птичье молоко. Мои любимые десерты.

Как ты относишься к критике?

Всем, кто критикует, я говорю: сделай лучше. С годами я научился не обращать внимания на критику, потому что она всегда субъективна. Когда я открываю ресторан, у меня нет задачи кого-то удивить. Я просто делаю то, от чего получаю удовольствие.

Расскажи о ресторане LE`O в Вене. Твой брат Левон управляет рестораном? Мне бы очень хотелось побывать там.

Все было точно также, как с другими проектами. В Вене живет мой брат, и он очень любит готовить. Моя задача была поменять пространство, а его кухня и проект не реализовался бы без него. В Вене система работает правильно и четко, там очень большие затраты. Пару лет проект работает на то, чтобы пробить себя на выживаемость. И если ты устоял, дальше система начинает тебе помогать. В ресторане бывает много местных жителей, ну и конечно диаспора. Мы начали с итальянской кухни, но со временем начали добавлять блюда из кавказской кухни, все-таки это наши корни.

Не могу не спросить о mainpeople.com . Что он дает лично тебе?

Возможность каждый день помогать нуждающимся! Мы с партнерами хотим сделать доступной и приятной идею массовой благотворительности. А если с точки зрения бизнеса, то я считаю, что если ты смог сделать что-то, что реально помогло кому-то испытать благодарность и при этом еще ты смог заработать, то это очень круто. И я хочу, чтобы мои проекты были такими. Также и с ресторанами, я хочу, чтобы люди получали удовольствие не только от еды, но и в момент, когда им приносят счет. Поэтому мы не повышаем цены, стараемся их контролировать.

Это особенно важно сейчас. И последний вопрос, который я всегда задаю…О чем ты мечтаешь?

О том, чтобы люди не болели…не испытывали боль, не страдали. Чтобы не страдали их близкие. А еще мне очень хочется снять большое кино.

Спасибо за интервью, пользуясь случаем, хочу пригласить тебя на фестиваль еды и мастер- классов, который впервые пройдет в Ереване 17 октября, в рамках фестиваля HARTAK. Я познакомлю тебя с очень интересными рестораторами, поварами и уверена, мы вместе придумаем какой-нибудь интересный проект!

Спасибо тебе. Очень интересно, постараюсь приехать. И буду только рад, если появится такая возможность!

Беседовала Анна Мазманян
Фото: Ованес Мискарян

Как и многие другие успешные проекты, «Mainpeople» возник из незаполненной ниши. В какой-то момент Погосян пришел к выводу, что Сети жизненно необходим некий ресурс, где желающие смогли бы вовремя узнать все необходимое о последних городских новостях. Речь в данном случае идет не только о простых новостях вроде «На углу Ленина и Мира открылся новый модный бутик» – хотя и это представляет большой интерес для весьма широкого круга лиц; людям хочется узнавать о последних новостях всех аспектов городской жизни – и о людях, которые эти новости делают.

Запустив проект, Погосян вскоре обнаружил, что из всего, что его сайт предлагает посетителям, наибольшим успехом пользуется раздел «Афиша» – а если точнее, его подразделы «Кино» и «Сегодня».

Разумеется, останавливаться на достигнутом Ованес не стал; все это время он работал над своим новым проектом. «MainPeople» будет лишь одной из частей этого проекта – хотя и довольно важной; второй частью должен стать глобальный социальный проект IMP.

Всех деталей Ованес пока не раскрывает; известно лишь, что Погосян каким-то образом планирует «зацепиться» за новейшие модные тренды, выявив, чем дышат и живут обитатели мировых столиц. По мнения Ованеса, именно столичные тренды определяют основные модные тенденции во всей стране; насколько верна эта гипотеза, покажет будущее.

Обновленный «Mainpeople» должен предстать перед пользователями уже в январе; к весне Ованес обещает запустить и IMP.

Планы у Погосяна поистине грандиозные; начав с США, он планирует в дальнейшем перебраться в Европу, а после залучить в сети своего проекта пользователей всего мира. Насколько ему это удастся – и насколько тяжело будет состязаться с тем же Facebook – опять-таки, покажет лишь будущее.

Одними лишь сетевыми проектами Погосян отнюдь не ограничивается; уже успел бизнесмен попробовать себя и в ресторанном бизнесе. Его заведение «Белка» со стороны может показаться вполне себе обычным баром; вкусная еда, отличные коктейли… но в чем же «фишка»? Стремиться к какой-то ярко выраженной особенности Ованес не стал – сочетание привычных компонентов, каждый из которых выполнен на высочайшем уровне, и без того сулит довольно неплохие дивиденды. Одна необычная черта в баре «Белка» все же имеется; это заведение является первым – и пока единственным – некурящим баром Москвы. Нельзя не отметить преимущества подобного подхода – предупреждения Минздрава давно уже никого особо не трогают, а вот попытаться сделать здоровый образ жизни модным попробовать стоит. Моду же лучше всего насаждать в тех местах, где чаще всего встречаются люди этой самой модой интересующиеся – и успешный во всех отношениях бар под определение подобного места подходит просто идеально.

Борьба с курением – не единственный благотворительный проект Погосяна; бизнесмен уже давно жертвует определенную часть своих доходов на благотворительность. Многие считают, что отдавать свои кровные различным фондам и организациям просто бессмысленно – пожертвованное просто не дойдет до предполагаемого адресата. Практика показывает, что отнюдь не все благотворительные фонды спят и видят, как бы украсть ваши пожертвования; более того, та же практика показывает, что найти действительно честный фонд не так уж и сложно.

Лучшие дня

Посетило:1732
Зоркое око матери

Совладелец клуба Château de Fantomas Ованес Погосян открывает новое заведение и запускает приложение Mainpeople, благодаря которому можно будет помогать нуждающимся, просто выставляя «лайки». Редактор Grazia Наталья Сысоева выяснила, как это работает и почему так важно больше отдавать, чем брать.

GRAZIA:
Сегодня вы пригласили команду Grazia на большую стройку, которая наверняка уже скоро превратится в популярнейшее место столицы. Расскажете, что тут будет?

ОВАНЕС ПОГОСЯН:
Мы с партнерами делаем новое место, откроемся в самое ближайшее время. На пересечении улиц 2-й Звенигородской и Костикова появятся два, а то и три заведения. В их числе — второй ресторан Bruce Lee. Первый, на «Красном Октябре», оказался настолько успешным, что было решено запустить еще один. Рядом будет пара ресторанов плюс достаточно большой кинотеатр. Но мне бы не хотелось сейчас раскрывать все секреты. К тому же есть другой очень важный для меня проект — приложение Mainpeople.

GRAZIA:
В чем смысл разработки?

О.П.:
Представьте себе мир, в котором обычное действие (вроде нашего разговора за чаем) может принести кому-то пользу. При том для вас это было бы развлечением и удовольствием, чем-то, к чему вы привыкли. Уверен, у вас есть аккаунт в Instagram. Сколько раз в день вы туда заходите? Раз пять уж точно! И «лайков» ставите не меньше десяти. Вы создаете пост и делитесь эмоциями с людьми. А теперь предположите, что, разместив фотографию, вы пожертвовали доллар в фонд «Линия жизни» или «Планета мира». То есть вы не просто сообщили о чем-то, но и развернули направление для привлечения денег. И я — как ваш друг — вижу это и думаю: «Ничего себе!» И вместо пресловутой кнопки «Like» нажимаю на «I»m with you» и отправляю туда же доллар. Соответственно, одним постом получится собрать 10, 15, 20, 100, 1000 долларов и больше, смотря сколько у вас подписчиков. При этом вы не делаете что-то особенное, а просто проживаете день. Например, огромное количество девушек фотографируется с маленькими собачками или котами. Выложив снимок, они могли бы помочь деньгами приюту для бездомных животных. И все их друзья тоже захотят переслать туда по доллару. Не надо гигантскую сумму! Для того чтобы делать добро, не обязательно быть богатым!

GRAZIA:
Как вы пришли к идее создания платформы?

О.П.:
Эволюция. (Смеется.) А если серьезно, жизненный путь привел меня к пониманию: важно не только брать, но и отдавать. И в этом огромный смысл — чем больше отдаешь, тем больше возвращается.

GRAZIA:
Но почему бы просто не заниматься благотворительностью, без всяких приложений?

О.П.:
Я с этого начал, но со временем убедился, что могу не только быть положительным примером. Теперь хочу предоставить возможность огромному количеству людей заниматься тем же. К тому же есть определенные проблемы, которые меня подтолкнули. Например, у благотворительности не очень хороший имидж. Даже слово «пожертвование» означает, что ты чем-то жертвуешь. Еще некоторые считают, что благотворительность лишь для богатых. Вот приходишь на бал в поддержку нуждающихся или подобное мероприятие и отдаешь сразу тысяч десять долларов. Совсем не так! Можно и один доллар отдать. В конце концов, многие, когда слышат крик о помощи, начинают что-то делать — собирать вещи, например. Но то разовые истории, а я хочу, чтобы это стало полезной привычкой, как почистить зубы. Встал, проснулся и «нашел» какую-то сумму в помощь тем, кто тебе важен… Условно говоря, очистил карму.

GRAZIA:
Если так рассуждать, получается, что вы все равно для себя стараетесь, а не для других.

О.П.:
А вы в любом случае все делаете для себя! Но, помогая окружающим, гораздо больше даете себе.

GRAZIA:
Вы думаете, что проект станет успешным?

О.П.:
На 100% уверен! Я верю, что в человеке изначально заложена божья искра и при подходящей возможности она зажигается. Добрых и порядочных людей намного больше, чем мы думаем.

Читайте полное интервью в журнале Grazia!


Бизнесмен и ресторатор Ованес Погосян рассказал “Ъ-Lifestyle” о том, как его умение развлекать перешло в желание помогать.

С Ованесом Погосяном светская Москва знакома близко. Его некурящий бар «Белка» в свое время превратился в одно из самых веселых и модных заведений столицы, а клуб Chateau de Fantomas на какое-то время стал для тусовки главным местом силы. Еще Погосян стоял у истоков сервиса OneTwoTrip, а также придумал светский сайт Mainpeople.ru. Не так давно предприниматель перепрофилировал его в благотворительный проект Mainpeople.com . Теперь Ованес Погосян предлагает лайки за деньги — в помощь нуждающимся. “Ъ-Lifestyle” поговорил с ним о том, как так получилось, а также выяснил, почему в Москве трудно делать долгоиграющие развлекательные проекты.

В вашей биографии приличное количество бизнес-инициатив: интернет, рестораны, бары… Какую из них вы считаете самой коммерчески успешной?

Самым успешным стал проект OneTwoTrip (онлайн-сервис по продаже билетов. — “Ъ”). Сумма, с которой я в него вошел, сильно отличается от той суммы, с которой я вышел. Этот опыт я до сих пор не повторил. Надеюсь, что мне удастся побить собственный рекорд в будущем, но на все воля божья. Получится — будет круто, не получится — будем вспоминать и говорить: «Ох, было же такое когда-то».

— Вы вышли из проекта, несмотря на его финансовую успешность?

Да. Но я продолжаю пользоваться OneTwoTrip, покупаю билеты — это действительно удобно. И продолжаю общаться с ключевыми людьми проекта. Это очень талантливые ребята, мне интересно то, что они делают и как они думают.

Постоянство — не наш конек. Мой новый слоган — «Красота и постоянство должны спасти мир». У нас красота есть, а постоянства нет.

Вы тот самый человек, который кормит, поит и веселит Москву. То есть, вы, по сути, формируете городской досуг. Как, по-вашему, мы развлекаемся сейчас и как мы будем развлекаться дальше?

Был момент, когда я развлекал, но это были не совсем развлечения. В первую очередь я пытался сделать что-то интересное, новое и необычное. «Белку» (бар на «Красном Октябре», на месте которого сейчас работает ресторан «Брюс Ли». — “Ъ”) я придумал для себя самого, потому что мне катастрофически не хватало некурящего места. Я бросил курить десять лет назад и в какой-то момент понял, что не могу находиться во многих заведениях. Хотелось прийти куда-нибудь выпить с друзьями, что-то обсудить, посидеть, может, потанцевать. А вместо этого буквально через полчаса у меня начинали слезиться глаза, мне становилось мерзко от того, что все вокруг курят. И я понял, что нет ни одного места, где это не происходило бы. Я подумал, что такое место надо создать, и открыл «Белку». Место, где крутые бармены делают крутые коктейли, где подают хорошую еду без добавления всяких глютаматов, где не курят и играют хорошую музыку.

Получается, вы не на запрос людей реагируете, а делаете то, что вам самому нравится. Значит, досуг лояльных вам людей будет зависеть от вашего настроения?

Среди нас всегда есть люди, которые создают настроение. Кто-то должен быть катализатором процесса.

— Как вы оцениваете Chateau de Fantomas? Какую роль для вас сыграл этот проект? Он что-то изменил в московской жизни?

Думаю, что это был отличный творческий эксперимент, который, как я считаю, у нас получился. Мы будоражили Москву два года. Я понял, каким должно быть это место, после того, как побывал в Soho House в Лондоне. Мне понравился концепт частного клуба с гостиницей. Потом я побывал в Нью-Йорке в клубе The Box и увидел там шоу, которое меня поразило. В то же время я понимал, что оно абсолютно не подходит нашей публике: чересчур жесткое, совершенно нью-йоркское. Тогда я адаптировал шоу для России и смешал два концепта — лондонский и нью-йоркский. Этот проект вообще был игрушкой для миллиардера. Фантомас — человек в маске, который может оказаться кем угодно. Это такое альтер эго, с которым можно работать, двигаться, создавать что-то новое. Но в какой-то момент стало ясно, что на развитие надо тратить большие деньги, делать отели в разных местах и, главное, этому надо посвятить жизнь, к чему я не был готов. Каждый год удивлять московскую публику мне тоже не интересно.

— У похожих проектов на Западе такая же короткая жизнь?

Фото: Андрей Никольский, Коммерсантъ

Там дольше живут. The Box в Нью-Йорке до сих пор работает. На Западе цикл другой, отношение другое, менталитет у людей другой. Там на Бродвее очереди, а у нас Бродвей не получается. Там ты можешь сделать проект Sleep No More (иммерсивная постановка. — “Ъ”) с миллионными инвестициями. У нас же на это пойдут либо деньги какого-то бренда, либо олигарха. А придут посмотреть постановку раз пять — и все.

— Получается, что мы не можем запускать долгосрочные проекты?

Можем, просто постоянство не наш конек. Мой новый слоган — «Красота и постоянство должны спасти мир». У нас красота есть, а постоянства нет. Все как-то временно происходит, никто не хочет делать надолго и всерьез.

— Как вы пришли к благотворительности? Я про Mainpeople.com, конечно.

Это был эволюционный путь от проекта, посвященного светской хронике, каким был Mainpeople.ru, до благотворительного Mainpeople.com. Мне хотелось создать социальную сеть, где были бы какие-то микроплатежи, чтобы каждый человек давал доллар за что-то. Но в один момент меня осенило: этот доллар я должен не себе брать, а отдавать тем, кто в нем нуждается. И тогда люди, как мне казалось, будут с большей охотой расставаться с деньгами. Так появилась идея Mainpeople.com. В это время я как раз удалил свой аккаунт в Facebook и вообще перестал пользоваться соцсетями. Я решил дать цену лайку, и я это сделал. Каждый лайк на Mainpeople.com стоит денег: от $1 до $100.

— А почему именно в долларах?

Мне нужно было универсальное средство расчета, которое всем знакомо. Я задумал эту сеть международным проектом, таким он и стал.

— Как вы оцениваете эффективность Mainpeople.com на сегодняшний день?

Я считаю, что мы сделали очень большое дело. Если говорить конкретно обо мне как о пользователе сети, то я собрал значительную сумму денег. На данный момент я лидер соцсети, но просто потому, что именно я запустил сеть и у меня там много друзей. Хочется дождаться момента, когда меня кто-нибудь обойдет, и я знаю, что совсем скоро этот момент настанет.

— Сколько сегодня пользователей на Mainpeople.com?

Мы уже преодолели отметку в три тысячи человек. Сначала я предполагал, что три тысячи человек я наберу, условно говоря, за неделю, потому что мой круг общения составляют примерно столько же человек. Да и мне много раз говорили, что идея проекта просто гениальная. Мы ведь реально можем что-то изменить. Это как ручеек: с миру по нитке — голому рубашка. Поэтому мы не помогаем какому-то одному фонду — у нас их много. Мы подключили к системе уже 20 благотворительных фондов, и еще где-то 30–40 фондов ждут своей очереди. Мы не подключаем их к проекту, потому что пользователей пока не так много. Иначе мы можем захлебнуться, а нужно держать баланс. Проект должен быть интересен всем, а не только ограниченному кругу слишком правильных людей.

Проблема благотворительности состоит в том, что весь сбор денег в основном строится на негативе, на проблеме и на беде. Мы кардинально меняем ситуацию, мы говорим только о позитивных вещах.

Еще одна проблема благотворительности состоит в том, что весь сбор денег в основном строится на негативе, на проблеме и на беде. Мы кардинально меняем ситуацию, мы говорим только о позитивных вещах. В результате больше всего денег у нас собирают на днях рождения, на каких-то интересных мероприятиях, потому что здесь есть позитивный эмоциональный посыл.

Она безусловно будет, и я, собственно, на это нацелен. Я хочу стартануть с ней в мире, в Штатах, стать селебрити мирового масштаба. В нашей стране это все равно будет игрой в песочнице.

Ничего подобного нет нигде. Я это придумал, и придумал намного раньше, чем Цукерберг.

— Сколько денег уже собрано на Mainpeople.com?

За год 2968 подписчиков собрали $385 246 (на момент выхода статьи 3117 человек собрали $408 865. — “Ъ”).

— Это большая сумма.

Это колоссальная сумма. Люди, которые отдавали деньги (их порядка тысячи), давали по доллару, по два, по десять, по сто. Все остальные просто смотрят. Я столько раз с этим сталкивался и все время спрашивал: «Чего ты ждешь?» Мне отвечали, что смотрят, сработает ли это. Когда слышишь это впервые, то удивляешься, а потом уже понимаешь, что просто этот человек сам по себе такой, его не изменить. И я на таких людей просто подзабил. У меня есть собственный шорт-лист пользователей, зарегистрированных на Mainpeople.com. Я понимаю, что эти люди готовы быть первыми. Они готовы отдавать, когда им хорошо, когда им классно, и это, я считаю, самое главное.

Евгений Тихонович

Лично у меня,

после нескольких часов общения с ними, пропали все вопросы на тему того, как удалось сделать Chateau de Fantomas таким успешным проектом.

Они постоянно друг друга подкалывают, но в каждой шутке чувствуется невероятное уважение, которое наши герои испытывают друг к другу. А ведь именно уважение к партнеру, восхищение, готовность прийти на помощь в любой момент и чувство юмора — вещи, без которых лучше не начинать свое дело.

Наверное, мне стоит пояснить, что я имею в виду под успехом «Фантомаса». Понятно, что это проект не из серии нефтяной скважины, на котором партнеры зарабатывают миллиарды, покупают виллы, самолеты и редкие алмазы на выставках. Нет, это разумный и вполне приличный доход — но он для наших героев, по их собственному признанию, не основной и не главный. Успех вот в чем: попробуйте-ка вы забронировать столик во время очередного спектакля в здешних стенах. Никакой консьерж в мире вам не поможет — места разбирают в два счета. Найдите хотя бы пять мест в Москве, к посещению которых хочется готовиться: соответствовать дресс-коду, бежать на укладку, продумывать макияж. Естественно, что у каждого посетителя здесь могут быть свои цели — от удачного замужества до удачного бизнес-знакомства, без этого никуда. Но атмосфера от этого не страдает, в отличие от очень многих столичных клубов, где пафос и снобизм доведены до абсурда. «Для нас со Снежаной было особенно важно создать место, в котором нельзя накричать на персонал, нельзя нарушить дресс-код… Нельзя все то, с чем многие другие московские места вынуждены мириться. Здесь не купишь уважение за деньги: если человек ведет себя по-хамски, он больше никогда не сможет зайти к нам во второй раз. Поэтому приличным людям здесь уютно и хорошо», — с гордостью говорит Ованес. И я эту гордость разделяю: давно пора создавать места, где наглость, отсутствие манер и пафос, что называется, «не прокатят».

Татьяна Сабуренкова: Ованес, перед съемкой вы обмолвились, что ровно два года назад задумывали совсем не то, что получилось сегодня. Какой же была первоначальная концепция «Фантомаса»?

Ованес Погосян

: Изначально мы располагались только на одном этаже, была идея сделать просто бар. Потом это переросло в желание делать классический правильный клуб по английским канонам. Некое пространство, в котором бы собирались люди со схожими интересами и мировоззрением, где они могли знакомиться друг с другом, устанавливать деловые связи или просто качественно отдыхать. Получается, мы изначально говорили о новом формате досуга в Москве, который отличался бы от того, что есть. Повторюсь, нам хотелось закрыть это место не из-за пафоса, а ради того, чтобы люди со схожими интересами находили друг друга, чтобы это место было полезно с точки зрения новых деловых контактов.

Так ведь это и получилось?

За два года мы поняли, что клуб в нашем понимании в нашей стране не получится. В понимании наших граждан клуб может быть только ночной или спортивный. Скажем, гольф-клуб. Другое в головах у людей не приживается. Потому что если ты слышишь слово «клуб», ассоциаций обычно только две. Тем более, что в качестве одного из элементов программы мы как-то показали провокационное шоу, которое действительно бывает вечерне-ночное. Тут же многие решили: вот оно, новое место для разврата.

В Москве часто все новое моментально вызывает интерес. Люди ходят в какое-то место, потому что это модно, и потому, что «там все сейчас тусуют». А потом всех будто волной смывает. А у вас до сих пор битком. Как так?

Ованес Погосян

: Наверное, дело все же в формате. И в атмосфере, которую нам удалось создать. Например, Снежана исполнила свою детскую мечту, и мы добавили месту театральности. Снежана лично спродюссировала спектакль с Алисой Хазановой в главной роли. Это был дебют, но сразу — в самую точку. И я невероятно горжусь этим фактом.

Почему ваши гости приняли этот формат? Им надоели классические театры? Или классически ночные клубы?

Ованес Погосян

: Да, у людей как будто что-то перемкнуло в головах. И нам приятно, что многие приходят к нам и не задаются вопросом: «Если это клуб, а где же огромное количество народа?!». Гости не наступают друг другу на пятки — в этом наша разница. Люди приходят, сначала вкусно ужинают, потом, например, бронируют кинотеатр и заказывают новый фильм, который в данный момент идет на всех экранах города, но смотреть у нас его можно в очень узком кругу. Это для таких, например, как Снежана. Они боится кинотеатров с большими залами и большим скоплением людей, ей там неуютно. Правду же я говорю, Снежок?

Снежана Георгиева

: Да, я никогда в кино не хожу, у меня какая-то фобия к огромному скоплению народа. А тут можно привести друзей и посмотреть фильм: всего 10-15 человек. Ты разделяешь эмоции с теми, с кем хочешь — это в моем понимании настоящее качественное времяпрепровождение.

Ованес Погосян

: У нас такая атмосфера, как будто ты пришел к друзьям домой. Тебе и поесть принесут, и выпить — здесь уже помнят, как ты любишь смешать коктейль и какую тебе нужно добавить заправку в салат. Кто-то скажет: «Детали все это, мелочи». А мы не согласны. Нет не важных деталей, когда речь идет о сервисе.

Сейчас в Москве рестораторы и промоутеры бьются за то, чтобы заставить гостей готовиться к приходу в их место, чтобы людям хотелось хоть чуть-чуть преобразиться. А вам удалось добиться того, что гости у вас соблюдают дресс-код. Даже в театрах это не всегда происходит.

Ованес Погосян

: Это все только на личном примере. Как по-другому? И не сразу все получилось, не по взмаху волшебной палочки. Приходилось кому-то много раз объяснять, разговаривать с друзьями, некоторые даже обижались. Но затем человек сам понимал, что в наш особенный вечер пятницы он в майке и кедах выглядит пингвином. Я говорил друзьям, что я бы тоже сейчас хотел надеть маечку, кеды, мне бы так куда удобнее было сидеть в кресле или у барной стойки, чем в этом костюме. Но я ведь иду к шкафу и достаю оттуда рубашку, пиджак и брюки, либо и вовсе black tie. На личном примере мы показывали со Снежаной, что нужно создавать атмосферу, красоту вокруг себя, иначе это место превратится в уютное городское кофе вроде «Кофемании». Но таких обычных и уютных мест уже достаточно, должен ведь быть в нашей жизни праздник?!

Но тогда может возникать другая проблема — особенно в Москве. Когда надевают все лучшее и сразу. Никакого стиля в этом ведь нет?

Снежана Георгиева

: А у нас почти не бывает over-dressed. Опять же — у нас такая бизнес-модель, налет театральности как бы сглаживает даже те образы, которые в других местах и в другом интерьере выглядели бы не уместно. А у нас часто так бывает: гостья, например, заходит в платье в пол, и мы улыбаемся, остальные гости тоже в восхищении. А если, наоборот, нарушен дресс-код и явное неуважение наших традиций, мы с Ованесом частенько берем микрофон и, бывает, затронем внешний вид гостя в кедах и футболке. Без имен, не тыкая пальцем, так, в пространство. Но человек все понимает, ему неудобно, как неудобно было и нам, когда он зашел. Кто-то, повторюсь, обижается, кто-то понимаем и в следующий раз приходит в платье или костюме.

Ованес Погосян

: Но это традиция строго для пятницы, когда у нас уже традиционно «сплошная вечерка». Если ты в субботу пришел к нам в кино, то никто, конечно, не пристанет к тебе, что ты в кедах. Или в будний день ты пришел не при параде, а как-то обычно, буднично. Мы сами так приходим, и это нормально. Но праздники по пятницам — это другое, тут мы исключений не делаем. В конце концов, в нашей жизни и так мало праздников. И мы должны сами себе их устраивать.

Снежана Георгиева

: Я бы сказала: мало у нас именно красивых праздников. Просто праздников у нас полно: выпить водки и съесть шашлычок — мы и сами это любим. Но должен быть и другой формат.

Ованес Погосян

: А для меня праздник — это только когда красиво. Выпить водки — это не праздник.

На Снежане: платье Anthony Vaccarello, туфли Aleksander Siradekian

Получается, благодаря формату заведения и его дресс-коду вы те самые люди, кто в течение двух лет постоянно наблюдает стиль и манеру одеваться самых известных и красивых людей страны. Каков, по вашему, сегодняшний тренд, как одеваются наши люди и меняется ли что-то в их стиле?

Снежана Георгиева

: Для меня, например, пик того, как девушки начали разодеваться, пришелся на эту весну. Видимо, как-то вдруг до всех дошло это желание красивого праздника. Дамы приходили со шлейфами, красиво сидели на наших диванах и не чувствовали себя нелепо. И мне это нравится — я не люблю рестораны, куда приходишь ради красивого вечера, но из-за окружающей тебя публики чувствуешь себя нелепо в платье, в бриллиантах. Всему свое время — и время красивых вечеров тоже должно быть, это есть в Париже, в Нью-Йорке, в Лондоне, и должно быть в Москве, обязательно!

Ованес Погосян

: Мы уже говорили о том, что все получилось благодаря театральности. Наш главный герой Фантомас — он же сам театрален, в маске, он готов к перевоплощениям. Отсюда и общий настрой.

Снежана Георгиева

: Мы дружим с ребятами-дизайнерами, с Димой Логиновым, например. И вот он одним из первых тонко почувствовал нашу философию. Дима может прийти с друзьями, все одеты во что-то модное и даже экстравагантное, но на нашем фоне выглядят красиво. Таким гостям мы особенно рады, в любой день и в любое время.

На Снежане: платье Cushnie et Ochs

И все же, если мы говорим о бизнес составляющей, хочу спросить — начал ли проект приносит прибыль?

Ованес Погосян

: Снежана уже сказала до начала интервью — а она вообще никогда не врет — мы уже сыграли порядка 200 шоу за эти два года, может, больше. И максимум два раза за все это время мы сами смогли спокойно сесть за стол.

Снежана Георгиева

: Стол — никогда. Мы могли к кому-то подсесть. Ты-то вообще всегда на полу сидишь.

Ованес Погосян

: Мы даже не думали, что настолько втянемся в этот творческий процесс. Для кого-то это было пошло, а для нас… Мы через это шоу очень многое сказали и донесли до людей: достаточно правильных и интересных мыслей. Про доброту, про правду, про отношение к близким, к деньгам… Через театральную постановку мы тоже пытаемся донести до зрителя что-то важное. Для нас это творческая площадка, которую мы используем для того, чтобы реализовать свои творческие амбиции. И мы всегда открыты и готовы предоставить ее любому. Скажем, Андрюша Фомин, когда делал у нас свой день рождения… Для меня это был один из самых веселых и радостных праздников. Помните их дуэт с Игорем Григорьевым? Это было восхитительно.

На Снежане: платье Anthony Vaccarello, cерьги Tiffany Enchant из платины с бриллиантами и танзанитами, кольцо из платины с желтым и белыми бриллиантами и кольцо из платины с дорожкой из бриллиантов,
все — Tiffany & Co.

То есть этот проект вы не ради финансов задумывали?

Ованес Погосян

: Наверное, поэтому он получился — мы не задумывали это как чистой воды бизнес. Понятно, что когда ты что-то делаешь, один из показателей успеха: продолжаешь ли ты на это тратить или в какой-то момент уже нет. Это как девочки из Инстаграма, которые каждый день тратят много времени, сил и даже денег, пишут-пишут, фоткают себя с разными сумками-туфлями модными. И в какой-то момент случается чудо, бренды им начинают все это давать бесплатно. Происходит какой-то возврат. А иногда возврата нет.

Снежана Георгиева

: Ну вот я не поняла такой параллели, закончи мысль (Смеется).

Ованес Погосян

: Я о том, что наш проект действительно получился успешным. Да, он не приносит столько, сколько бы приносили, скажем, нефтяная труба или строительство, но он уже явно не в минус.

Снежана Георгиева

: Для меня этот проект изначально не задумывался как финансовый, это был интересный творческий эксперимент. Я вообще шла в темный лес, не зная, что там за цветы и зверюшки. Если Ованес что-то подозревал, то я вообще ничего не знала. Но как творческий проект он получился, хотя нахваливать себя мы с Ованесом не любим и не станем. И все же успех для нас — очевиден. Мы ведь всегда хотели делать то, что до нас никто не делал, и так уже два года. Для Ованеса это, по большому счету, вообще не бизнес, для меня — тоже.

Ованес Погосян

: И для нашего партнера Камиля Неврединова тоже. Мы сразу договаривались, что пытаемся запустить творческий проект, пробуем что-то крутое и интересное.

Снежана Георгиева

: В общем, в течение этих двух лет мы, по идее, должны были обломаться, так как опыта в создании подобных историй у нас не было. Но вышло наоборот. И даже такой сложный проект, как спектакль «Сияние», принес мне и его участникам огромное удовлетворение.И то, что я услышала от людей, чье мнение мне было действительно важно, от сложных людей, которые вообще скудны на похвалу, дало мне силы.

Ованес Погосян

: Меня, Снежану и Камиля объединяет то, что нам в принципе все равно, что подумают, мы делаем проект, чтобы самим получить удовольствие. Но безумно приятно, когда ты делаешь то, во что веришь и от чего сам получаешь удовольствие, и, при этом, близкие и важные для тебя люди приходят к тебе и говорят: «Круто! Ничего себе! Молодцы!». Но радость не омрачится, если кто-то придет и скажет, что это чушь полная.

А вы не ссоритесь из-за того, что кто-то приходит и говорит: «Ну, Ованес, что-то Снежана какую-то странную штуку сделала». И наоборот?

Ованес Погосян

: Снежана пару раз меня чуть не убила! За зеленый мох и за, собственно, Фантомаса.

Снежана Георгиева

: Ерунда все это. Всего лишь хотела отравить.

Ованес Погосян

: Мы ссоримся в периоды ретроградного Меркурия.

Снежана Георгиева

: Мы же драконы!

Ованес Погосян

: Я огненный, а она — водная.

Не говорите мне, что верите в гороскопы?

Ованес Погосян

: Мы верим в Бога, а гороскопами увлекаемся.

Снежана Георгиева

: Просто есть ощущение, что ты «зеркалишь» человека. А такое чувство в жизни крайне редко встречается.

На Снежане платье Bohemique

Совместный бизнес часто ссорит друзей, родственников…

Ованес Погосян

: Так я же говорю, прелесть в том, что у нас нет бизнеса, мы не ради денег все это задумали!

Снежана

: Это первое. А второе: для меня приоритет — дружба. Если встанет вопрос выбора между бизнесом и дружбой, я даже не буду задумываться. Таких весов не будет.

Ованес Погосян

: И у меня то же самое. На самом деле, это же не бизнес, а такая картина, которую мы нарисовали вместе и все еще продолжаем ее рисовать. И иногда бывает, что я добавлю какой-то «мазок», а приходит Снежана и говорит: «Ты что, с ума сошел?». И закрашивает его.

Снежана Георгиева

: Хорошая аллегория! Ты растешь! (Смеется)

Ованес Погосян

: (Не замечая) Как художники, мы можем выставить коробочку перед этой картиной и сказать: если вам нравится, киньте денежек. Но понятное дело, что мы на эти деньги не живем. Это деньги, которые мы даем возможность зарабатывать персоналу, сотрудникам, мы создали 50 рабочих мест и 30 — в труппе. И круто, что у этих людей есть возможность развиваться и зарабатывать. Да, возможно, если бы мы были в Лондоне или Нью-Йорке, мы бы еще сами довольно сильно зарабатывали. Но мы рады тому, что это происходит именно здесь.

Снежана Георгиева

: Знаете, когда приезжает какая-нибудь зарубежная знаменитость, именно нам идет звонок от главредов или управляющего большой компанией. Говорят: «Можно мы к вам его приведем, чтобы увидели, что у нас в Москве тоже есть крутые места?». Вот и все. Точка.

Ованес Погосян

: И у нас шоу на высочайшем уровне. Я был и в Нью-Йорке, и в Лондоне, ходил там в их лучшие клубы, смотрел лучшие шоу. Поверьте мне, у нас это на таком уровне, что не только не стыдно, а, наоборот, гордишься. Например, мне два месяца друзья рассказывали про клуб Lido на Ибице и его сумасшедшие шоу. К ним вообще не попасть: забронировать стол просто невозможно, ни одна хваленая служба консьержа не справляется. А мы просто пришли с друзьями, поговорили на входе и нам организовали стол. Видимо, мы выглядели очень воодушевленными (Смеется). И когда мы сели за стол смотреть шоу, то оказалось, что три номера из него — те самые, что показывались у нас в «Фантомасе». У нас в тот момент были каникулы и наши англичанка и австралийка показывают на Ибице то, что делают у нас. А ведь они эти номера ставили для «Фантомаса» изначально!

Те, кто открывает в России отели и рестораны часто говорят, что все можно сделать, но вот с сервисом у нас в стране — караул. Как вы решаете эту проблему?

Ованес Погосян

: Мы воспитываем, растим, работаем, стараемся устраивать мастер-классы, обучать. Когда понятно, что обучение не дает результата, то тогда, конечно, «извини, пока».

Снежана Георгиева

: Русские ментально не очень любят служить. Но сложно не только с официантами. Сложно заставить наших гостей не обращаться к людям, как к прислуге, а говорить с ними на «вы». Здесь двусторонняя связь. У нас были гости, которые, после того, как нахамили нашей официантке, больше никогда к нам не пришли. Стояла охрана, мы посмотрели все по камерам и просто аннулировали их карту.

На Снежане: платье Cushine et Ochs, подвеска-ключ из платины с желтым и белыми бриллиантами, клипсы из платины с бриллиантами, кольцо из платины с желтым и белыми бриллиантами и кольцо из платины с дорожкой из бриллиантов, все — Tiffany & Co.

То есть у вас не из серии «клиент всегда прав»?

Снежана Георгиева

: У нас взаимное уважение. У нас нет слуг.

Ованес Погосян

: У нас клиент не всегда прав. Потому что если он не прав, значит, он не прав. У нас деньги не решают все.

Не могу не спросить вот что. Сейчас как будто два лагеря: одни в панике пакуют вещи и все здесь закрывают, а другие стараются не замечать, что происходит в стране. Вы в каком сейчас настроении?

Ованес Погосян

: Паника — это состояние, которое я никому не рекомендую испытывать. Если у вас паника — молитесь. Молитва помогает обрести спокойствие. Если у вас есть вера — во Всевышнего, в себя, в то, что вы делаете, то не важно, что происходит вокруг. Продолжайте это делать. Потому что любое состояние — оно проходит. Ну, хорошо, соберете вы вещи и в панике куда-то убежите. И что? Там вас не настигнет ничего? Поверьте, и там может случиться цунами, война, что угодно.

Снежана Георгиева

: Мы аккуратно мимикрируем под ситуацию. Может, мы станет меньше по формату, может — более закрытыми, но мы точно не убежим и не запаникуем. Я думаю, будем работать с тем, что есть.

Ованес Погосян

: Мы — бойцы!

Блиц-опрос от стилиста Posta-Magazine Ирэн Дужий:

Насколько вы считаете важным для прогрессивного человека следовать моде?

Ованес Погосян

: Мода развращает!

Снежана Георгиева

: А я вообще никогда не стремилась быть модной. Я всегда говорю: девочки, будьте красивыми, и только потом — модными. Иногда ведь модный дом создает платье и очевидно, что оно только для худых, длинных, безликих и бесполых. А вы надеваете это модное платье на свои аппетитные формы и выглядите… смешно! Или наоборот.

Можно ли выглядеть красивой, если у вас в распоряжении — маленький бюджет?

Снежана Георгиева

: Однозначно.

Ованес Погосян

: Или маленький бюст?

Снежана Георгиева

: Ответ тот же: однозначно.

Миксуете ли вы люкс с масс-маркетом?

Ованес Погосян

: Миксуете маленький бюст и маленький бюджет?

Снежана Георгиева

: (Не реагируя на шутки) Конечно, TopShop, Zara… Правда, в Zara я хожу в Монако, а в TopShop — в Лондоне. Последний раз из Лондона, куда я приехала с одним чемоданом, я привезла еще два чемодана вещей — и все они были из местного TopShop. Ни одной luxury-вещи я не купила вообще. Просто зашла и, не примеряя, складывала в корзину. В этом особый кайф в TopShop: берешь все, что приглянулось. Не подойдет — отдам племяннице.

Чтобы чувствовать себя комфортно, что обязательно должно быть в вашем гардеробе?

Ованес Погосян

: Трусы, я думаю.

Снежана Георгиева

: (После всеобщего хохота на площадке) И еще джинсы с футболкой!

А есть что-то, что вы не наденете никогда?

Снежана Георгиева

: Я зареклась объявлять для себя табу. Есть вещи, которые я бы никогда не выбрала лет 10 назад, но сейчас такого нет.

Как разнообразить дресс-код, если ты вынужден его соблюдать по работе?

Ованес Погосян

: Усы! Представляете, если бы женщины носили усы?! А вообще, очки с простыми диоптриями, чтобы казаться умнее и солиднее.

Снежана Георгиева

: Деловой костюм чем-то развеселить сложно. Но надо добавить улыбку и веселый взгляд. Осанка, походка. Все отсюда.

На Снежане: клипсы из платины с бриллиантами и ожерелье Tiffany Circlet из платины с бриллиантами, все — Tiffany & Co.

Есть какие-то вещи, которых в Москве в плане шопинга не хватает?

Снежана Георгиева

: Да нет, мы впереди планеты всей. С нашим огромным количеством молодых дизайнеров в Москве с этим вообще нет проблем.

Вопрос в честь дня рождения Chateau de Fantomas. Опишете универсальный образ для вечеринки, беспроигрышный вариант и для светского мероприятия, и для тусовки с друзьями?

Ованес Погосян

: Помните фильм «Маска» с Джимом Керри? Ладно, если серьезно… Девушка просто должна быть нарядной, веселой, должна улыбаться. Главное, следить за собой. Чтобы девушка не была с грязными волосами, чтобы готовилась к этому вечеру. Я люблю, когда девушки в юбках, но смокинг тоже сойдет. Вообще, я, кстати, давно мечтаю сделать вечеринку в стиле ню!

Снежана Георгиева

: (Снова не обращая внимания) Беспроигрышное платье с открытой спиной или силуэтное.

Здорово! Вам бы колонку у нас вести на Posta?

Ованес Погосян

: Колонки только на АЗС!


  • Сергей Савенков

    какой то “куцый” обзор… как будто спешили куда то